экстренный вызов
+7 (351) 223-79-04
mikhail.g.yanin@gmail.com
 

О защите деловой репутации

14 апреля, понедельник

Немного о праве

Деловая репутация юридического лица признается нематериальным благом. Ее правовую защиту гарантирует ст. 152 ГК РФ. Так, если организация выявит порочащие ее сведения, распространенные о ней в том числе в средствах массовой информации, в Интернете, она вправе требовать по суду их опровержения при условии, что распространившее их лицо не докажет, что указанные сведения соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о юридическом лице, или иным аналогичным способом. Например, порочащие деловую репутацию сведения, распространенные в СМИ, должны быть опровергнуты в тех же СМИ. Кроме того, потерпевшее лицо вправе требовать от редакции СМИ опубликовать свой ответ. Если недостоверные сведения содержатся в документе другой организации, он должен быть заменен или отозван. В случаях если сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, организация вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих такие сведения. Если данные сведения после их распространения доступны в Интернете, организация вправе требовать удаления соответствующей информации, а также ее опровержения способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети.

Правовая защита предусмотрена также в случае, если лицо, распространившее недостоверные сведения, установить невозможно. В этом случае организация вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности. Кроме прочего, она вправе потребовать с ответчика возмещения убытков. А вот компенсировать моральный вред после вступления в силу Федерального закона от 02.07.2013 № 142-ФЗ организации не смогут: п. 11 ст. 152 ГК РФ прямо предусмотрено, что названный вид защиты применим только для граждан. Отметим, что ранее (до внесения изменений в указанную статью) правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан, применялись и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (см. п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3).

Значит, в ближайшее время можно ожидать изменений в развитии судебной практики по вопросу применения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц.

Обратите внимание, что с 1 октября 2013 года положения ст. 152 ГК РФ о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридических лиц не применяются.

Кто в ответе?

Надлежащими ответчиками по искам о защите деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие их. Например, если оспариваемые сведения были распространены в СМИ, ответчиками являются автор и редакция этого СМИ. Если такие сведения были распространены с указанием лица в качестве их источника, то данное лицо также является ответчиком. При опубликовании (ином распространении) не соответствующих действительности порочащих сведений без указания имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего СМИ (п. 4 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Определимся с терминами

При заявлении требования о защите деловой репутации истец должен доказать, что сведения о нем:

  • распространены;
  • порочат его деловую репутацию;
  • не соответствуют действительности.

При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Ответчик же наоборот должен привести доказательства того, что сведения являются достоверными.

В пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 поясняется, что понимается под каждым из названных обстоятельств.

Так, под распространением сведений, порочащих деловую репутацию юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной форме, в том числе устной, хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Казалось бы, в случае распространения негативной и недостоверной информации об организации (индивидуальном предпринимателе) указанная организация (ИП) не должна испытывать трудности при сборе доказательств, а судебные дела должны решаться в ее пользу. Однако не тут-то было. Примерно девять из десяти решений имеют отрицательный результат. В чем же причина? Попробуем разобраться.

Идентификация истца — обязательное условие

Выиграть дело по нарушению положений ст. 152 ГК РФ можно в случае, если у юридического лица (ИП) есть неопровержимые доказательства, что действия третьего лица порочат его деловую репутацию. Местоимение «его» мы выделили не случайно, поскольку очень много судебных решений, в которых судьи делают вывод, что в оспариваемой публикации (телепередаче, распространенной информации в сети Интернет) не идентифицируется юридическое лицо (ИП), хотя, по мнению не подкованного в юридических вопросах истца, это не так. Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров.

Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013. По Первому каналу центрального телевидения в программе «Контрольная закупка» был показан сюжет, снятый в одном из магазинов, в котором съемочная группа обнаружила большое количество просроченных продуктов.

Владелец сети магазинов (ИП), посчитав, что распространенные сведения являются недостоверными и порочащими его деловую репутацию, обратился с исковым заявлением к ОАО «Первый канал» и ООО <...> об обязании названных лиц опубликовать по данному эпизоду опровержение и о взыскании с них компенсации морального вреда в сумме 1 млн руб.

В данном иске предпринимателю было отказано полностью. Проанализировав содержание телепередачи, судьи (учитывая и прочие основания) пришли к выводу, что в тексте сюжета не раскрывается информация о торговой точке истца, не содержится иных сведений, позволяющих идентифицировать его как предпринимателя, владельца и управляющего торговой сетью продовольственных магазинов. Как указал суд, из видеозаписи следует, что все логотипы магазина и сопутствующие надписи были заштрихованы редакторами программы. А в силу ст. 152 ГК РФ для защиты деловой репутации необходимо, чтобы распространенные сведения относились к истцу либо его деятельности. (Ради справедливости отметим, что при вынесении решения по делу арбитры основывались не на одном, а на совокупности доказательств невиновности ответчика. Вернемся к данному делу позже.)

Постановление ФАС МО от 27.02.2012 по делу № А40-34837/ 11-26-267. Из материалов дела: в журнале в рубрике «Мы пошутили» под общей темой «Долой лозунги!» было размещено шесть изображений — карикатур на агитационные плакаты времен СССР. На одном из них был запечатлен мужчина, наливающий из пакета молоко. Ниже изображен ребенок с поднятыми вверх руками, обращающийся к мужчине со словами: «Папа, не пей!». Композиция сопровождалась комментарием: «В России каждый год растет количество детей-идиотов». На пакете молока был нанесен рисунок: белые колоски на синем фоне. Аналогичный товарный знак принадлежит истцу, который и обратился в суд с иском к издательству об обязании последнего напечатать опровержение к данной карикатуре (в частности, фразу: «журнал <...> опровергает какую-либо связь между производимым ОАО <...> молоком и ежегодным увеличением в России числа детей-идиотов») и о взыскании с него компенсации в сумме 1 млн руб.

Суд первой инстанции (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 10.08.2011 по делу № А40-34837/11-26-267) принял сторону предприятия пищевой промышленности и частично удовлетворил иск, уменьшив при этом сумму компенсации морального вреда. Но судьи апелляционной, кассационной и надзорной инстанций заняли другую позицию: предприятие пищевой промышленности не доказало, что у ответчика было намерение причинить вред его деловой репутации. Не вдаваясь в подробности процесса, сформулируем основные тезисы, на которых строились рассуждения судей.

Юридическое лицо индивидуализирует наименование и место его нахождения (ст. 54 ГК РФ), в то время как товарный знак представляет собой обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц (ст. 1477 ГК РФ). Так как спорное изображение не содержит указания на наименование истца (товарный знак, изображенный на карикатуре, не относит объект (пакет молока) к истцу и его деловой репутации), то распространение оспариваемой информации среди читателей журнала не создает общеизвестного факта об относимости распространенной информации именно к молочному предприятию.

Аналогичное мнение высказано в Постановлении ФАС МО от 08.02.2011 № КГ-А40/17451-10 по делу № А40-40348/10-26-322.

Субъективное мнение к делу не пришьешь

Другой важный момент. Нередко организации (ИП), посчитавшие, что их деловая репутация опорочена, обращаются в суд с иском об обязании опровергнуть не имевший место факт распространения порочащих сведений, а оценочное мнение эксперта. Суды в таком случае отвечают на иск отказом. По мнению арбитров, при рассмотрении дел о защите деловой репутации важно различать:

  • утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить;
  • оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (абз. 3 п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Приведем в пример Постановление ФАС УО от 12.12.2012 по делу № А07-244/2012. Организация, управляющая рынком, обратилась с исковым заявлением к издательству <...> об обязании опровергнуть порочащие репутацию истца недостоверные сведения, напечатанные в газете <...> в статье «Неудобное соседство». В частности, статья содержала следующую фразу: «на территории рынка, расположенного, кстати, в непосредственной близости к детскому саду № 10 и десятой школе, только в прошлом году было совершено 264 административных правонарушения, в текущем — 146...».

При анализе текстов оспариваемой статьи судьи установили, что в целом она представляет собой выражение авторского мнения и мнения жителей по поводу ситуации, сложившейся в связи с работой рынка, расположение которого доставляет неудобство гражданам. В статье содержится обобщенная информация о недовольстве жителей города этой деятельностью, проверить которую на соответствие действительности не представляется возможным. При этом арбитры отметили, что сведения о совершенных на территории рынка правонарушениях являются официальной статистикой и соответствуют информации, предоставленной отделом МВД РФ по этому району.

В другой судебном процессе, уже рассмотренном нами выше (ответчиком по делу в котором был Первый канал и ООО <...>), анализу подверглись фразы телеведущей, в частности: «Как можно не замечать просрочку неделями?!», «Не рук здесь не хватает, а совести!». Поскольку эти фразы являлись выражением субъективного мнения и взглядов корреспондента относительно увиденного, суды констатировали, что они не могут проверить их на соответствие действительности, следовательно, данные оценочные значения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ.

К числу проигранных дел относится и иск индивидуального предпринимателя к издательству газеты, рассмотренный ФАС СЗО в Постановлении от 06.03.2012 по делу № А56-24753/2011. Из материалов дела: в статье «Почему мы не заботимся о своей собственности?» содержались следующие, по мнению истца, порочащие его деловую репутацию сведения, в частности: «собственники в погоне за прибылью с размахом подошли к обустройству своих торговых площадей и самовольно их переоборудовали. В ход пошло все: снос капитальных стен, врезка вентиляций баров, кафе, ресторанов (которых по проекту там не должно быть) в вентиляцию жилых помещений; превращение фасадных стен в новогоднюю елку, украшенную рекламой и кондиционерами. Ведь все это находится в жилом доме, а сделано без проекта и необходимых разрешений!». И далее в том же духе... В статье прозвучала даже фамилия истца. Несмотря на это, проанализировав содержание оспариваемых фрагментов статьи, а также содержание статьи в целом, их смысловую направленность, суд пришел к выводу, что оспариваемые истцом фразы не могут быть отнесены к порочащим деловую репутацию ИП, поскольку в них не содержится утверждений о нарушении непосредственно им действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют или порочат его деловую репутацию, а исковые требования основаны на расширительном толковании их смысла. Суд обратил внимание на то, что в статье не указаны имя, отчество либо инициалы истца, а собственников нежилых помещений в доме, о котором идет речь в статье, с такой фамилией несколько.

Отказывая в иске, арбитры исходили из того, что истец не доказал, что оспариваемые им сведения относятся именно к нему, публикация не содержит сообщений о конкретных фактах, в ней излагается субъективное мнение по проблемам жилищно-коммунального хозяйства.

Факт налицо

Будет отказано в иске и в случае, если арбитры посчитают, что нелицеприятный факт о деятельности организации, освещенный в прессе, имел место. Так, ФАС СКО в Постановлении от 15.02.2013 по делу № А63-9498/2012 отклонил требование истца об опровержении распространенных сведений, поскольку пришел к выводу, что данный эпизод имел место.

Общественная организация «Союз защиты прав потребителей и предпринимателей» провела заседание круглого стола на тему о грубых нарушениях законодательства в сфере защиты прав потребителей в розничной торговле нефтепродуктами (результаты зафиксированы в протоколе). Для участия в заседании были приглашены представители СМИ. При этом представители газеты, ставшей впоследствии ответчиком по делу, не присутствовали на заседании, но по его окончании получили соответствующий протокол и резолюцию. На основании названных документов в газете появилась статья «Недоливы продолжаются», в которой автор близко к тексту пересказал доклады выступавших на круглом столе должностных лиц (общественников, госинспекторов), а также выразил свое мнение. Приведем небольшую выдержку из статьи: «В ... краевом союзе защиты прав потребителей на минувшей неделе обсуждали итоги рейда общественников по заправкам города, где было выявлено около десятка грубых нарушений. В частности, на многих АЗС топливо попросту недоливали».

Истец (одна из организаций, в деятельности которой были выявлены нарушения) привел довод о том, что, разместив оспариваемую статью, издательство распространило сведения, порочащие его деловую репутацию, поскольку представители газеты не присутствовали на заседании, а высказывания должностных лиц о недоливах топлива не являются дословным воспроизведением фрагмента их выступления. Однако данный довод суд отклонил и, оценив изложенные в статье сведения и ее смысловое содержание в целом, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований, поскольку цитата, воспроизведенная в статье, по своему содержанию и смысловой нагрузке соответствовала протоколу и не содержала сведений, не изложенных в нем.

Рассмотрим также Постановление ФАС СЗО от 04.04.2012 по делу № А56-10903/2011. В газете <...> в статье «Сосиски: крахмал и соя вместо мяса» были опубликованы следующие сведения: «Два года подряд не может покинуть «хит-парад надувательства» ООО <...>. Если в 2009-м в составе образца сосисок «Сливочные» эксперты обнаружили соевый изолят, а также загустители (камедь и корраген), то на этот раз в фарше образца сосисок «Молочные» выявлен крахмал и крахмалосодержащие зерновые компоненты». Эти данные были подтверждены результатами испытаний за соответствующие периоды. В итоге в иске предприятия пищевой промышленности (мясокомбината) было отказано.

После драки кулаками не машут

Организации, выступающие истцами по делу о защите деловой репутации, нередко приобщают к материалам дела документы, опровергающие распространенные о них сведения, в частности протоколы испытаний аналогичных образцов продукции (например, в случае, если ранее отдельные виды продукции были признаны некачественными), результаты повторных проверок компетентных органов. Но суды, как правило, не рассматривают их в качестве доказательств, поскольку они не относятся к оспариваемым событиям.

Вот пара примеров:

  • Постановление ФАС МО от 22.11.2013 № Ф05-14721/2013: результаты последующей проверки, проведенной компетентными органами в торговом зале магазина, в соответствии с которой в магазине не выявлено ни одного просроченного продукта, не являются надлежащим основанием для удовлетворения исковых требований, поскольку не опровергают факт наличия просроченных продуктов на момент съемки;
  • Постановление ФАС ПО от 10.06.2013 по делу № А65-20895/2012: положительное заключение экспертного учреждения, в которое обратился истец после опубликования в СМИ информации о том, что производимое им сгущенное молоко не соответствуют требованиям ГОСТ, не принято судом во внимание, так как исследуемые продукты были произведены от другой даты.

Официальная хроника

В заключение рассмотрим еще один нюанс, при наличии которого организации будет сложно отстоять свою правоту в деле о защите деловой репутации: распространение через СМИ информации, полученной из официальных источников, не признается распространением порочащих деловую репутацию сведений.

Постановление ФАС РФ от 18.01.2013 по делу № А53-12358/ 2012. Из материалов дела: в новостной программе местного телеканала был показан сюжет о работе птицефабрики, в частности кадры из архивной хроники (работа цеха фасовки яиц) сопровождались устным вещанием: «На птицефабрике <...> выявлены многочисленные нарушения. Продукцию предприятия сняли с реализации. Информация об этом появилась на сайте управления Россельхознадзора по ... области. Инспекторы отдела ветеринарного контроля провели плановую проверку на птицефабрике и обнаружили ряд грубейших нарушений ветеринарного законодательства. В холодильниках хранилось мясо кур без указания даты изготовления и ветеринарных документов, комбикорм для птиц не подвергался термической обработке, при входе в некоторые помещения отсутствовали дезинфекционные кюветы».

Истец в поданном в суд заявлении указал, что данные сведения порочат его деловую репутацию. В частности, по мнению предприятия, из показанного видеоряда, представляющего собой архивную хронику, в которой засняты моменты ручной фасовки яиц (при том, что фасовка яиц на предприятии давно происходит в автоматическом режиме), у телезрителей могло создаться впечатление, что запрету на реализацию подверглось именно яйцо, а не мясо кур, которое не является основной продукцией птицефабрики. Кроме того, в «устаревшем» видеоряде было показано напольное содержание кур, в то время как они содержались в клетках. Такая информация, по мнению коллег по бизнесу, а также работников предприятия, искажала факты.

Суд и в данном деле не поддержал истца: ответчик корректно процитировал официальную информацию (ссылка на источник озвучена в эфире), что позволяет заинтересованным лицам проверить и уточнить ее. Кроме того, по смыслу ст. 152 ГК РФ на предмет соответствия действительности могут быть проверены только сведения, поскольку именно сообщение о факте может полностью или частично соответствовать действительности. Видеотрансляция же архивного видеоролика не создает прецедента по данному делу.

Случаи, в которых организации, обратившиеся за защитой своей деловой репутации в суд, оказались победителями, безусловно, встречаются в арбитражной практике, но таких меньшинство. В одном из следующих номеров журнала мы рассмотрим их.

Подводя итоги данной статьи, сформулируем несколько выводов. Торговому предприятию, прежде чем пускаться в судебные тяжбы по вопросу защиты деловой репутации, целесообразно трезво оценить шансы на успех. Так, если распространенная о нем информация получена СМИ из официальных источников, если в ней содержатся субъективные мнения третьих лиц либо не идентифицирован истец (не обнародовано его наименование либо место нахождения), возможность выиграть судебный процесс невелика.

  1. Определением ВАС РФ от 22.06.2012 № ВАС-7459/12 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  2. Определением ВАС РФ № ВАС 6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.
  3. Определением ВАС РФ от 05.06.2013 № ВАС-6867/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.

Источник: www.klerk.ru
rainforest.mercado74.ruотзывы благодарных клиентов
В КонтактеTwitterFacebook
письмо вашему адвокатукарта сайтаглавная страница