экстренный вызов
+7 (351) 223-79-04
mikhail.g.yanin@gmail.com
 

ВС смягчил подходы к УДО

6 декабря, воскресенье

"Российская газета" публикует поправки в постановление Пленума Верховного суда России, касающегося процедуры условно-досрочного освобождения. Фактически судьям предписано смягчить свой взгляд и не отказывать заключенным в ранней свободе по надуманным причинам.

Редкий заключенный не живет надеждой на условно-досрочное освобождение. Но люди, которые в теме, знают, как умеют таять надежды. Особенно — за решеткой. Последние несколько лет нижестоящие суды словно объявили соревнование, кто меньше отпустит досрочно заключенных, кто найдет причину пожестче.

Заключенному могли отказать, например, потому, что срок показался слишком маленьким. При такой статье, мол, надо было дать побольше. А раз мало дали, то и торопиться с освобождением не стоит. Но теперь Верховный суд запретил отказывать по надуманным причинам, которых нет в законе.

В поправках в постановление теперь особо поясняется, что раньше срока можно отпустить даже заключенного, имеющего взыскания от тюремного начальства. Всегда надо решать индивидуально, смотреть не на выговоры, а на человека.

Как пояснил во время обсуждения поправок судья Верховного суда России Владимир Кулябин, дополнения вызваны прежде всего изменениями в законодательстве. "После принятия постановления прошло шесть лет, — рассказывал он. — Оно в целом сохраняет свою актуальность, и, как показывает практика, суды руководствуются этими разъяснениями". Но кое-что в документе надо изменить в соответствии с новыми нормами. Тем более что уже несколько лет подряд сокращалось и число обращений об условно-досрочном освобождении, и процент положительных решений. По статистике, в прошлом году судами было рассмотрено 132 358 ходатайств об условно-досрочном освобождении, а удовлетворено из них 54 504 (41 процент).

Для сравнения: в 2010 году из 100 ходатайств было удовлетворено 57, в 2011-м — 56, в 2012-м — 51, в 2013-м — 46. Судя по тому, как развивалась практика, и прошлогодний 41 процент может быть не пределом. В этом году планка может опуститься еще ниже. Впрочем, посмотрим. Тем более есть надежда, что после принятых поправок судьи все-таки смягчат свои взгляды. По крайней мере выдумать какие-то особые причины для отказа они не вправе. Верховный суд России уже высказывался на эту тему: все возможные основания для отказа уже перечислены в законе, добавлять что-то от себя нельзя.

В новой редакции постановления особо указано, что тяжесть и общественная опасность самого преступления не должны быть основанием для отказа в освобождении. Они, как пояснил Верховный суд, уже учтены при определении минимального срока отбытия наказания, необходимого для условно-досрочного освобождения, и назначении наказания осужденному. Поэтому сейчас надо смотреть не на статью, по которой осудили человека, а на самого человека.

Ведь фактически судья, ссылаясь на малый срок, ставит под сомнение работу коллег. А ведь суд, рассматривавший дело, все взвесил, все изучил и принял именно такое решение. Почему судья, к которому поступило ходатайство об условно-досрочном освобождении, уверен, что лучше знает, сколько надо было дать осужденному? Между прочим, дело в том же объеме он, скорее всего, не изучал. Не слишком ли он уверен в себе?

Также Верховный суд решил пересмотреть свой подход к досрочному освобождению в случае тяжелой болезни, препятствующей отбыванию наказания. Теперь наличие болезни должно иметь "определяющее значение" для вывода суда. Иные обстоятельства могут учитываться дополнительно. Например, как уточнил заместитель председателя Верховного суда России — председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов, это могут быть регулярные нарушения режима, когда "из изолятора не вылезает, хотя и больной".

Прежде "иные обстоятельства" имели больший вес. В прошлой редакции судам нужно было оценивать наряду с болезнью и многие другие обстоятельства, скажем, поведение осужденного, данные о его личности, его отношение к лечению, соблюдение им медицинских рекомендаций, наличие у него постоянного места жительства, родственников, которые могут и согласны осуществлять уход за ним, и прочие. А болезнь, даже смертельная, получается, отходила на второй план, что неправильно.

Согласно новой формулировке суд должен оценить медицинское заключение специальной комиссии или учреждения медико-социальной экспертизы с учетом перечня заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденного правительством страны, а также "принять во внимание иные обстоятельства".

Кстати, число ходатайств об освобождении по болезни за последнее время выросло.

Источник: Российская Газета
rainforest.mercado74.ruотзывы благодарных клиентов
В КонтактеTwitterFacebook
письмо вашему адвокатукарта сайтаглавная страница