экстренный вызов
+7 (351) 223-79-04
mikhail.g.yanin@gmail.com
 

Незаконные действия судебных приставов

30 июня, понедельник

На днях Пленум Высшего Арбитражного Суда опубликовал постановление “О некоторых вопросах применения законодательства об исполнительном производстве”, в котором дал ряд важных разъяснений относительно законности тех или иных методов работы судебных приставов и их действий, предпринимаемых в ходе исполнительного производства.

В частности, в Постановлении Пленума ВАС РФ №27 от 16 мая 2014 года рассматриваются особенности применения ареста имущества как меры по обеспечению иска и исполнения судебного акта. Ни для кого не секрет, что применяя арест, приставы зачастую злоупотребляют своими правами, по собственной инициативе изымая имущество у должников и увозя его в неизвестном направлении.

С точки зрения ВАС РФ, подобные действия являются противозаконными и нарушают права граждан. В соответствии с нормами законодательства движимое и недвижимое имущество должника, на которое наложен арест, передается судебным приставом-исполнителем под охрану или на хранение должнику или членам его семьи на безвозмездной основе; лицам, с которыми территориальным органом ФССП России заключен соответствующий договор, — на возмездной основе, а также в ряде случаев и самому взыскателю.

При этом, как отмечает Пленум, наложение ареста в качестве обеспечительной меры само по себе не предполагает установление судебным приставом-исполнителем дополнительных ограничений, не поименованных арбитражным судом. Это обусловлено тем фактом, что пределы обеспечительных мер определяются на основе ходатайства истца, с которого в случае отказа в иске могут быть взысканы убытки. Поэтому если взыскатель и по его требованию суд указали лишь на арест имущества, это вовсе не предполагает изъятие и передачу данного имущества на ответственное хранение иному лицу.

Поэтому если суд арестовал имущество, а судебный пристав-исполнитель, произвольно вводя дополнительные ограничения права ответчика, изъял и передал его на ответственное хранение, а впоследствии кредитору было отказано в иске, в целях обеспечения исполнения которого был наложен арест, должник вправе взыскать убытки, причиненные изъятием имущества за счет казны РФ.

Между тем, как мы уже говорили ранее, движимое имущество должника на основании соответствующего требования может быть передано на хранение взыскателю. Данное обстоятельство нередко влечет за собой определенные проблемы, особенно в тех случаях, когда взыскатель вынужден нести расходы на хранение арестованного имущества должника.

Дело в том, что понесенные в связи с хранением имущества расходы взыскателям не компенсируются, либо компенсируются не в полном объеме, поскольку в законе сказано о том, что имущество поступает к ним на хранение на безвозмездной основе. Судьи ВАС РФ указывают на необоснованность такого толкования закона и поясняют, что безвозмездный характер охраны или хранения имущества не исключает возмещения взыскателю необходимых расходов, понесенных на обеспечение сохранности имущества, однако такие расходы возмещаются из стоимости имущества должника, а не за счет казны РФ.

Интересы взыскателей могут быть нарушены и иными действиями приставов в части ареста имущества должников. Например, когда кредитору должника отказывают в реализации арестованного имущества. При этом приставы ссылаются на нормы АПК РФ, согласно которым при удовлетворении иска принятые обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.

Однако, не следует забывать и о том, что обеспечительные меры всегда принимаются с целью гарантии последующего исполнения. Следовательно, они не являются препятствием для исполнения судебного акта, для обеспечения исполнения которого они были приняты. В этой связи суд поясняет, что арест не является препятствием для обращения взыскания на арестованное имущество и последующей регистрации перехода права собственности за покупателем имущества с торгов в связи с исполнением судебного акта, для обеспечения исполнения которого арест был наложен.

Кстати, сама реализация арестованного имущества не всегда приводит к желаемым результатам, и взыскатель нередко оказывается лишенным удовлетворить свои требования за счет имущества должника, реализованного, например, по низкой цене. В этих случаях кредитор приобретает право выступить с требованиями о применении последствий недействительности сделки, совершенной на публичных торгах, проводимых в ходе исполнительного производства.

Согласно закону, покупатель имущества с торгов обязан возвратить его не должнику, а продавцу как стороне недействительной сделки с целью проведения повторных торгов; денежные средства покупателю имущества возвращает продавец как сторона недействительной сделки. У взыскателя же полученные в результате исполнительного производства денежные средства изъяты быть не могут. Здесь ВАС РФ обращает внимание на то, что так как требования взыскателя удовлетворяются из стоимости имущества должника, то признание торгов недействительными и применение последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, означает, что требования взыскателя удовлетворены не за счет стоимости имущества должника. Следовательно, при применении последствий недействительности сделки, заключенной на торгах, исполнительное производство подлежит возобновлению судебным приставом-исполнителем на основании решения арбитражного суда о применении последствий недействительности сделки с целью проведения повторных торгов. Проведение повторных торгов может иметь различные юридические последствия.

Так, если на повторных торгах имущество было продано по более высокой цене, чем на первоначальных торгах, то соответствующие денежные средства перечисляются взыскателю (если его требование не было удовлетворено в полном объеме) либо должнику (если требование взыскателя было удовлетворено в полном объеме). Если же на повторных торгах имущество было продано по меньшей цене, чем на первоначальных торгах, соответствующие затраты продавца не возмещаются, поскольку первоначальные торги признаются недействительными в результате нарушения правил их проведения, то есть в результате действий продавца.

Теперь что касается самой оценки имущества. Сейчас законодательством предусмотрен ряд случаев, когда судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права. Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке. Причем, оспаривание результатов оценки, приведенной оценщиком в отчете, посредством предъявления отдельного иска допускается законом и направлено на защиту прав и законных интересов сторон исполнительного производства. Вместе с тем ВАС РФ не исключает и возможности оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества.

Здесь судьи отмечают, что в целях эффективного решения вопроса о правомерности произведенной оценки и оптимизации разрешения споров в арбитражных судах к участию в деле об оспаривании результатов оценки, указанной оценщиком в отчете, необходимо привлекать судебного пристава-исполнителя. При оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества к участию в деле привлекается оценщик.

Причем арбитражный суд обязан делать вывод о достоверности произведенной оценки независимо от того, как сформулировал требование заявитель — оспаривание результата оценки или постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку в обоих случаях существо спора заключается в определении достоверности произведенной оценки. Если в ходе судебного разбирательства была определена надлежащая оценка имущества, в резолютивной части судебного акта арбитражный суд обязан указать на соответствующую оценку, которая впоследствии и станет использоваться в исполнительном производстве.

По общему правилу исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае фактического исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. На практике далеко не каждое исполнительное производство оканчивается полным, или хотя бы частичным удовлетворением требованием кредиторов. В последнее время участились ситуации, когда приставы закрывают производство со ссылкой на невозможность исполнения судебного акта. Невозможность исполнения действительно является законным основанием для прекращения исполнительного производства, но только в том случае, когда она наступает объективно, то есть безотносительно к действиям, или бездействию приставов.

В противном случае, когда невозможность исполнения судебного решения была спровоцирована действиями приставов, например, при незаконном снятии ареста с впоследствии отчужденного должником имущества, действия пристава не могут считаться законными. Со своей стороны взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны РФ. Кстати, такой же иск кредитор вправе подать и при утрате переданного на хранение или под охрану имущества взыскатель, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

Как бы то ни было, предъявить иск о возмещении вреда даже при наличии законных на то оснований – еще не значит, что требования взыскателя будут каким-либо образом удовлетворены. В настоящее время, рассматривая подобные дела, суды исходят из того, что в целях возмещения вреда заявителю необходимо доказать точный размер своих имущественных потерь. Поэтому, когда суд приходит к выводу, что размер таких потерь не доказан, либо же чрезмерно завышен, он отказывает в удовлетворении искового требования.

Как разъясняет ВАС РФ, подобные действия судов правомерными не являются, поскольку даже если истец не может обосновать размер своих претензий, полный отказ в иске нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. Здесь суд исходит из того, что объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями пристава, не должна снижать уровень правовой защищенности взыскателя в исполнительном производстве, в чью пользу принят, но не исполнен судебный акт.

Следовательно, арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования истца о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется арбитражным судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности, — отмечается в постановлении Пленума. Буквально данный принцип означает, что, если, например, из-за незаконного снятия ареста с имущества оно было отчуждено должником либо после передачи на хранение погибло у хранителя, то возможный размер убытков, причиненный судебным приставом-исполнителем, может быть равен примерной стоимости отчужденной или погибшей вещи.

Равным образом на взыскателя не может быть возложена обязанность по доказыванию всех прочих обстоятельств дела, причиной которых явились неправомерные действия судебных приставов. Например, если исполнительное производство окончено в связи с невозможностью исполнения, на истца по иску о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава, не возлагается обязанность по доказыванию отсутствия иного имущества у должника, на которое можно обратить взыскание.

Опять же, нормы АПК РФ в настоящий момент предоставляют взыскателю право неоднократного после возврата исполнительного листа предъявления его к взысканию. Причем данное правило вовсе не означает, что взыскатель, утративший возможность получить причитающиеся с должника суммы в связи с выбытием его имущества по причине незаконных действий судебного пристава, лишается права на возмещение вреда. Более того, для предъявления иска о возмещении вреда взыскателю не требуется даже принимать меры по признанию в судебном порядке действий (бездействия) пристава незаконными. Это объясняется тем, что незаконность действий судебного пристава-исполнителя арбитражный суд оценивает на стадии рассмотрения иска о возмещении вреда.

Наконец, ВАС РФ разъясняет возможность наложения на должников исполнительского сбора. Как известно, данный сбор подлежит взысканию при неисполнении судебного решения в срок, установленный для добровольного исполнения. В подавляющем большинстве случаев приставы трактуют данную норму в качестве абсолютной.

Между тем, уже сам закон об исполнительном производстве оговаривает перечень случаев, при которых сбор не взыскивается. По закону должник освобождается от уплаты исполнительского сбора в случае представления им доказательств того, что добровольное исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Другой вопрос, что доказать наличие таких обстоятельств под час оказывается довольно затруднительно, поскольку законодатель не раскрывает понятия чрезвычайных обстоятельств и не приводит их примеров. Поэтому суд поясняет, что для освобождения должника от обязанности по уплате исполнительского сбора последнему будет достаточно представить доказательства осуществления конкретных действий, подтверждающих намерение исполнить исполнительный документ в добровольном порядке в течение срока на добровольное исполнение.

Например, к таким действиям относится перечисление в срок, установленный для добровольного исполнения, присужденных денежных средств на депозитный счет арбитражного суда или нотариуса. Следует помнить, что перечень данных действий не является закрытым.

Источник: www.klerk.ru
rainforest.mercado74.ruотзывы благодарных клиентов
В КонтактеTwitterFacebook
письмо вашему адвокатукарта сайтаглавная страница